2 Live TV

5

Крэйг МакКрэкен является автором идеи, сценаристом и продюсером, обладающего премией Emmy анимационного сериала «Крутые девчонки» (The Powerpuff Girls). Идеей для сериала стал фильм «The Whoopass Girls», созданный им в студенческое время, когда Крэйг изучал персонажную анимацию в Калифорнийском институте искусств (Cal Arts) в Валенсии, штат Калифорния. Его необычный фильм о супергероях был отмечен на фестивале анимации в 1994 году.

Во время обучения в Cal Arts Крэйг написал сценарий, создал восемь фильмов, пять из них были посвящены персонажу No Neck Joe . Талант Крэйга был замечен студиями Hanna-Barbera и Cartoon Network. Он работал в качестве художника-постановщика над сериалом «Лаборатория Декстера» (Dexter’s Lab), получившим премию Emmy, и над первым сезоном «2 Stupid Dogs».

Я беседую с Крейгом МакКрэконом о его творческой карьере.

Марк Саймон: Ты создал свои первые короткометражки, когда был студентом?

Крэйг МакКрэкен: Точно, на первом курсе в Cal Arts.

МС: Сколько фильмов ты тогда создал?

КМ: В первый год обучения сделал три фильма.

МС: Какой продолжительности?

КМ: Один был длиной в минуту, остальные два секунд по тридцать.

МС: Ты сам их сделал или тебе помогали другие студенты?

КМ: Я сделал их самостоятельно.

МС: Ты использовал оборудование института или все пришлось вручную рисовать и раскрашивать?

КМ: Все было нарисовано вручную. Обычно студенческие фильмы — это карандашные тесты, то есть просто рисунки на бумаге. Я хотел сделать что-то отличное, поэтому я сделал цветные фильмы. У меня не было времени на традиционную раскраску на целлулоиде, поэтому я просто нарисовал все чистовики, затем вырезал их, прилепил к целлулоиду и затем раскрасил с помощью маркера пленку. Поэтому первые эпизоды «No Neck Joe» относятся скорее к целлулоидной анимации, но, точнее говоря, являются комбинацией карандашных тестов и готовых цветных слайдов.

МС: Именно эти первые эпизоды «No Neck Joe» попали вначале на Spike & Mike (передвижной фестиваль анимации)?

КМ: Да. Они зашли к нам в конце года, когда все закончили работу над своими проектами и просмотрели получившиеся фильмы. Затем подошли ко мне и сказали, что им понравились мои фильмы, что они хотели бы их купить и готовы заплатить за производство еще двух эпизодов в течение лета. У меня не было работы на лето, поэтому я согласился. Таким образом, я сделал еще два эпизода, и получилось пять, после чего сериал был включен в фестиваль.

МС: Помогло ли участие в Spike & Mike твоей карьере?

КМ: Это оказало позитивное влияние в том смысле, что я получил поощрение за свои старания. Многие в Cal Arts сосредоточены на том, чтобы сделать хорошую демонстрационную кассету и получить работу в Disney, то есть стать помощником аниматора и дослужиться до аниматора. Я, на самом деле, никогда не хотел этого. Я хотел реализовывать собственные идеи, придавать форму своим шуткам, создавать свои фильмы со своими персонажами. Именно этим я и занимался в Cal Arts, не будучи уверен в успехе. То, что Mike & Spike купили мои фильмы и заплатили за создание продолжения, подбодрило меня, и я продолжил свою работу.

МС: Когда ты сделал первый фильм «The Whoopas Girls»?

КМ: Идея пришла мне в голову летом, после создания «No Necks». Я стал думать о том, чем буду заниматься в следующем году, и тогда пришел к идее «The Whoopass Girls», то есть летом 1991 года.

МС: Эти короткометражки ты тоже сделал полностью самостоятельно?

КМ: В общем, да — я сделал короткометражку «The Whoopass Girls» сам. В тот год я хотел сделать четыре фильма, но успел закончить только один, а для второго лишь сделал компоновочные планы. Я сделал раскадровки всех четырех эпизодов и полностью нарисовал один, а для второго сделал компоновочные планы. Они были гораздо длиннее чем «No Necks». Я тогда по незнанию думал, что смогу сделать все четыре серии за год.

МС: Какой длины был законченный эпизод «Whoopass»?

КМ: Где-то три с половиной минуты.

МС: Довольно длинный фильм. А как Cartoon Network узнали о твоем фильме?

КМ: Так как Spike & Mike купили «No Neck Joe», когда они посмотрели первый эпизод «Whoopass», он им тоже понравился, и они купили права на показ этого фильма. Мне по-прежнему принадлежали права на персонаж, а они раскрашивали все фильмы. Фильм показывали в программе фестиваля, так что презентация была хорошей. У меня был цветной студенческий фильм, и я мог показывать его всем нужным людям. Это лучше, чем просто подходить ко всем с написанными идеями фильма. Так что я отнес свой фильм в Hanna-Barbera и сказал, что хочу делать сериал. Они посмотрели мой фильм, и он им понравился. Как раз в то время они запустили программу World Premiere Toons, и мой фильм как раз вписывался туда. Компания тогда находилась в процессе слияния с Cartoon Networks. Это было в 1994 году. В 1993 году я договорился со студией Hanna-Barbera, а в 1994 году, мы приступили к созданию первой короткометражки для Cartoon Network.

МС: Ты считаешь это своим первым прорывом?

КМ: По сути, да, так как это был мой первый крупный профессиональный опыт. Фильмы для Spike & Mike я все равно бы сделал в ходе обучения, просто мне за них еще и приплатили, так что я впервые работал в качестве наемного сотрудника. Работа из серии: «Мы хотим, чтобы ты поработал для нас, и покажем твой фильм по телевидению».

МС: Когда я разговаривал с Линдой (Сименски, из Cartoon Networks), она мне рассказала, как у них обстоят дела с бюджетом и как они финансируют художников. Когда тебе выделили средства, ты пользовался услугами какой-то студии или сам нанял сотрудников?

КМ: Мы в основном работали в студии Hanna-Barbera, но все же я нанял своих друзей, с кем мы вместе учились и с кем я уже тогда успел немного поработать.

МС: Например, Геннди?

КМ: Да, Геннди Тартаковски и Пол Радиш. Мы втроем сделали первые выпуски короткометражек «Лаборатория Декстера» и «Крутые девчонки». То есть мы сделали один эпизод «Декстера», затем эпизод «Девчонок», затем вновь эпизод «Декстера» и еще один эпизод «Девчонок». Мы втроем сделали четыре короткометражки. Мы отправили их для анимации за границу, как поступают создатели большинства телевизионных проектов. Но разработка, дизайн, раскадровка и сценарий были созданы нами.

МС: Со времени создания первой короткометражки «Крутые девчонки» до момента начала работы над сериалом прошло немало времени. Из-за чего пришлось так долго ждать?

КМ: По сути, мы работали над короткометражками «Декстер» и «Девчонки» одновременно. Затем Cartoon Network показала оба проекта детям, и их реакция на «Девчонок» была довольно бурной: кому-то они очень понравились, кто-то их возненавидел. Реакция на «Декстера» была более ровной и большинству детей фильм понравился. Руководство Cartoon Network решило, что более безопасно и благоразумно запустить в производство сериал «Лаборатория Декстера» и сообщило нам о своем желании. Я выступил в роли художника-постановщика и одного из главных сценаристов. Мы сделали 52 получасовых эпизода. Спустя некоторое время представители компании подошли к нам и сказали, что на протяжении всех этих лет многие люди спрашивают у них, что стало с «Крутыми девчонками» и говорят о том, как им нравится эта концепция, поэтому они решили создать сериал и попросить нас поработать над ним. Таким образом, зеленый свет на производство сериала «Крутые девчонки» был дан в 1997 году, а я-то уже думал, что этого никогда не произойдет.

МС: Довольно долго пришлось ждать, не так ли?

КМ: Да, особенно учитывая то, что при обсуждении проекта в 1993 году представительнице компании настолько понравились мои герои, что она туг же связалась с президентом компании Наппа-ВагЬега, который выразил свое одобрение и предложил начать работу. Поэтому я предполагал, что начну делать сериал уже в 1993 году. Однако производство началось только в 1997 году, и это меня несколько волновало. В какой-то момент мне даже вернули права на фильм и я ходил с ним в другие компании, предлагая начать производство, но они отказывались, ссылаясь на то, что концепция от части принадлежит другой телекомпании и они не хотят с этим связываться. Думаю, это даже к лучшему, так как сериал был бы совсем другим, если бы создавался в другой студии.

МС: Я знаю, что Линда тебя всегда по-настоящему поддерживала.

КМ: Да, причем когда я учился в Cal Arts, один из моих преподавателей был знаком с Линдой, и однажды, когда она зашла к нам, он заставил меня показать ей свои работы. Линда тогда работала на Nickelodeon, и ей по настоящему понравилось мое творчество.

МС: Ну надо же, вот ведь как бывает!

КМ: Ну да, в то время она работала на Nickelodeon, а они, знаешь ли, создают мультфильмы иначе, чем Cartoon Network.

МС: Первая короткометражка «Крутые девчонки» для Cartoon Network была основана на сюжете, который ты создал ранее?

КМ: Нет, это была полностью новая идея. Они попросили сделать 7-минутный фильм, и я сделал его, основываясь полностью на новом сюжете.

МС: Каково чувствовать себя создателем?

КМ: Потрясающе! Когда я учился в Cal Arts, многие хотели попасть на работу в компанию Disney и дослужиться до главного аниматора, я же всегда хотел создать свой телевизионный сериал. Я сомневался, что это когда-нибудь осуществится, но всегда мечтал об этом. Удивительно, что это сбылось. Компания позволяет тебе делать то, что ты хочешь, они поддерживают, поощряют тебя. «Итак, ты знаешь, как делать фильмы, вот и займись этим, — говорят они. — И ты можешь лучше узнать свою работу, постоянно расти, развивать свои навыки».

МС: Похож ли сериал на то, как ты представлял его себе?

КМ: Похож, и даже лучше! Он становится все лучше с каждым сезоном. Впервые идея сериала посетила меня десять лет назад, и то, каким стал сериал, превосходит все мои самые смелые предположения. Я стал лучше, моя команда стала лучше и, как я полагаю, сам сериал также стал лучше.

МС: Произошли ли какие-то изменения в составе твоих помощников?

КМ: Практически нет, по сути, мы работаем с теми же людьми, что и над «Лабораторией Декстера». То есть, конечно, у нас появились новые сотрудники, но большая часть команды осталась неизменной. На самом деле, я рад, что вначале мы создали «Декстера», так как мы по настоящему научились делать мультфильмы в процессе и все эти знания мы применили затем к «Девчонкам». Если бы мы получили добро на создание «Девчонок» в 1994 году, я не думаю что сериал стал бы таким удачным, так как у меня было недостаточно опыта.

МС: При работе над сериалами вы сами рисуете какие-то ключевые кадры или все отправляете зарубежным художникам, и они полностью создают фильм на основе раскадровок?

КМ: Обычно они делают всю работу на основе раскадровок. Затем они присылают нам уже готовый фильм. Сейчас, когда мы работаем над фильмом «Крутые дечонки», они присылают нам обратно компоновочные планы и мы сами рисуем все ключевые кадры, что позволяет гораздо лучше контролировать процесс.

МС: В чем, по-твоему, разница работы над короткометражкой, сериалом и полнометражным фильмом?

КМ: При создании короткометражного фильма ты с головой уходишь в него, а от этого возникает ощущение, что он — полностью твое детище. Каждый рисунок твой и все детали фильма созданы тобой. При создании сериала ты постоянно управляешь и манипулируешь разными фрагментами и работами других людей. Ты одновременно думаешь о сюжете для нового эпизода, тут же получаешь готовый фильм из-за рубежа, а затем должен поработать уже над другим фильмом и так далее. То есть это совершенно другой процесс. Я уже не рисую сам все изображения, большая часть моей деятельности заключается в утверждении и распределении работы между другими людьми. Я стараюсь сфокусироваться на раскадровках, мне кажется, это моя сильная сторона. Если раскадровки и сюжет слабенькие, неважно, как хорошо будет нарисован фильм, он все равно будет неинтересным. В общем, работа над телевизионным сериалом достаточно сильно отличается от создания собственной короткометражки. Создание полнометражной картины похоже на создание своей короткометражки, просто это очень большая короткометражка, так как мы можем проверить каждый рисунок и мы контролируем практически все аспекты производства. Поэтому мне нравится работать над фильмом, ведь я могу убедиться, что все выглядит безупречно.

МС: Когда, по твоим прогнозам, фильм выйдет на экраны?

КМ: Говорят, что в июле 2002 года. Пока что точная дата не установлена, но примерно в это время.

МС: То есть времени на создание фильма не так и много?

КМ: Да, для полнометражного фильма времени у нас совсем немного. Работы очень много, и мы стараемся успеть все сделать вовремя. Мы пока еще никогда не работали над столь крупным проектом. Когда компания дала нам зеленый свет на создание полнометражного фильма, мы слегка растерялись. То есть мы хотели сделать такой фильм уже давно, но когда дошло до дела, навалилось столько работы, что вначале мы растерялись, но сейчас все довольны.

МС: А чем, с технической точки зрения, производство полнометражного фильма отличается от сериала?

КМ: Ну, в целом с точки зрения анимации, процесс примерно такой же. Телевизионные серии создаются традиционным способом: снимаются на камеру и затем переносятся на пленку. При создании фильма мы компонуем фильм в цифровом виде в компьютере. То есть все будет нарисовано вручную, но затем помещено в компьютер. Все сцены будут скомпонованы в цифровом виде, что означает, что у нас будет абсолютный контроль над всеми эффектами и всеми деталями. С помощью компьютера мы можем сделать гораздо более сложные кадры, чем обычным способом. Кроме того, мы все делаем сами, здесь в Лос-Анджелесе. Над каждым кадром работает масса народу, доводя его до совершенства. После того, как фильм будет готов в компьютере, мы выведем его на кинопленку. В общем, это довольно новый для нас процесс, и он дает нам больший контроль над фильмом, чем если бы мы просто отправляли раскадровки за границу и получили готовый фильм.

МС: Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

КМ: То, что я реализую свои идеи, создаю фильмы и их показывают по ТВ. Мне нравится сидеть в комнате с другими людьми и придумывать сюжеты, а затем создавать по ним фильмы. Сам процесс создания чего-то и получения от этого удовольствия — вот что мне нравится.

МС: Каким проектом ты собираешься заняться после завершения работы над фильмом?

КМ: Компания хочет создать новые эпизоды «Крутых девчонок». У меня все еще есть кое-какие идеи и мне еще не надоела эта тема. Поэтому я продолжу работу над сериалом, пока полностью не выдохнусь. Есть, конечно, идеи и для других шоу, но мне кажется, что и этот сериал еще можно улучшить, доработать и развить.

МС: Что ты посоветуешь желающим продать свое шоу?

КМ: В целом, делайте свое дело. Постарайтесь показать свою точку зрения, собственную перспективу. Я думаю, что телевизионные компании больше всего привлекает что-то уникальное и оригинальное, а не производное от имеющихся сериалов, вроде: «Это мое видение «Крутых девчонок,» — или: «Вот моя версия «Декстера». Покажите им новый взгляд на мультфильмы, и я думаю, что они оценят это.

МС: Многие аниматоры хотят создать свой собственный фильм. Что бы ты посоветовал им?

КМ: Не переоценивайте свои силы. Реально оцените время, которое есть в вашем распоряжении, и свои возможности. Постарайтесь сделать что-нибудь реальное. В Cal Arts я всегда пытался сделать слишком много, в результате делая мало. Лучше сделайте что-то, что вам по силам, а не замахивайтесь на крупный проект. Многие студенты в Cal Arts пытались сделать четырех- или пятиминутный фильм, в результате так никогда и не закончив его. Лучше придумайте хороший минутный сюжет и сделайте по нему полноценный минутный фильм.

Продолжение следует.

Category: Обучение

If comments are closed.

Рыбалка